Книжный каталог

Изнер Клод Полночь В Часовом Тупике

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Париж лихорадит: 13 ноября 1899 года ожидается конец света, Земля должна столкнуться с гигантской кометой. А в Часовом тупике находят труп, вокруг которого заботливо разложены загадочные предметы: завернутые в материю камни, плюшевый крокодил, клепсидра, зерна и гравий в пакетике. Детективы-любители Виктор Легри и Жозеф Пиньо и хотели бы не вмешиваться, но комиссар Огюстен Вальми неожиданно просит их о помощи, ведь убитый – его сводный брат.

Характеристики

  • Код номенклатуры
    AST000000000156498

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Изнер К. Полночь в Часовом тупике Изнер К. Полночь в Часовом тупике 277 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Клод Изнер Полночь в Часовом тупике Клод Изнер Полночь в Часовом тупике 277 р. ozon.ru В магазин >>
Клод Изнер Тайна квартала Анфан-Руж Клод Изнер Тайна квартала Анфан-Руж 49 р. ozon.ru В магазин >>
Клод Изнер Встреча в пассаже д’Анфер Клод Изнер Встреча в пассаже д’Анфер 229 р. litres.ru В магазин >>
Ян Коренко Встреча в полночь Ян Коренко Встреча в полночь 170 р. ozon.ru В магазин >>
Изнер К. Дракон из Трокадеро Изнер К. Дракон из Трокадеро 301 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Клод Изнер Дракон из Трокадеро Клод Изнер Дракон из Трокадеро 266 р. ozon.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать онлайн книгу «Полночь в Часовом тупике» бесплатно и без регистрации

Изнер Клод Полночь в Часовом тупике

Воскресенье, 29 октября 1899 года

скачано: 218 раз.

скачано: 158 раз.

скачано: 129 раз.

скачано: 128 раз.

скачано: 83 раза.

скачано: 63 раза.

1 час 4 мин назад

1 час 58 мин назад

2 час 7 мин назад

5 дней 16 час 16 мин назад

10 дней 0 час 25 мин назад

13 дней 15 час 52 мин назад

13 дней 16 час 48 мин назад

15 дней 15 час 14 мин назад

16 дней 13 час 58 мин назад

16 дней 20 час 4 мин назад

вроде бы и мысль у автора есть, но вот подача подкачала. нет интриги, нет "взрыва" эмоций между героями. она приехала к нему, он тут же трахнул ее и все любоФФ-морковь и прочие "сладости". читать было скучно. рассчитывала, что хоть в конце что-то будет интересное, ан нет - от преснятины сводило челюсть.

Жуткая и интересная история.

На один раз прочитать..

А меня увлекло, описание грубовато, но задумка интересная

Забавная и можно, так сказать добрая сказка.. как у Измайловой может..

Источник:

www.litlib.net

Полночь в Часовом тупике-Клод Изнер

Изнер Клод Полночь в Часовом тупике

Полночь в Часовом тупике-Клод Изнер. Электронная библиотека, книги всех жанров

Полночь в Часовом тупике-Клод Изнер

Полночь в Часовом тупике

Посвящается Кейта Лефевру Коики

О, вспомни: с Временем тягаться бесполезно;

Оно — играющий без промаха игрок.

Ночная тень растет, и убывает срок;

В часах иссяк песок, и вечно алчет бездна.

Шарль Бодлер «Часы». Из сборника «Цветы зла». Перевод Эллиса

Перевод с французского осуществлен по изданию «Minuit, impasse du Cadran» Editions 10/18, Departement d’Univers Poche, 2012

© Editions 10/18, Departement d’Univers Poche, 2012

© Брагинская Е., перевод, 2014

© ООО «Издательство АСТ», издание на русском языке, 2015

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес, 2014

Над городом брезжил промозглый, ненастный рассвет — осенью в Париже такое часто бывает. При желтом свете газовых фонарей повозки молочников грохотали что есть мочи по камням мостовой. Появлялись и зеленщики, толкая перед собой тележки с товаром. Фонари гасли, лиловый небосвод медленно светлел. На бульваре Клиши[1] армия дворников метлами разгоняла ночь, сметая с тротуара мусор, оставшийся от вчерашнего праздника. Появилась вторая группа утреннего кордебалета: расклейщики афиш под шквальным ветром пытались приклеить на стены свои плакаты в черных рамках, действуя при этом беспорядочно, но настойчиво. Но каждый раз с Монмартрского холма вдоль улицы Мучеников[2] проносился вихрь, сводивший на нет всю их работу. Ветер вырвал из сумки расклейщика стопку листочков и беспечно гонял их в воздухе. Медленно кружась, как сухие листья, они опускались на тротуар.

Какой-то верзила в плаще и шляпе, из-под которой выбивались белоснежные длинные пряди, нагнулся, достал из водостока промокший листок и сунул его к себе в карман. Затем он быстрым шагом направился в сторону бульвара Рошшуар и зашел в первый же попавшийся кабак. У стойки суетилась хозяйка — бледная немощь, тощая, как подросток.

— Да ты, старый гиббон, с дуба, что ли, рухнул? Я в такое время только кофе могу тебе подать. Мне тут есть чем заняться, между прочим.

— Можно без сливок, но ведь тебе ничто не мешает добавить туда капельку кальвадоса?

Хозяйка неохотно занялась кофе.

— Папаша Барнав, похоже, у тебя трубы горят? С кем поведешься…

— А кто этот старый бродяга? — шепотом поинтересовался продавец губок.

— Бывший извозчик. Чтобы заработать на хлеб, он берет под защиту всяких нализавшихся типов и провожает до дома. Охраняет их от других пьяниц, которые норовят обобрать тех до нитки. Вроде как ангел-телохранитель. Ангел не ангел, а крылышки ему подрезали давным-давно! Я ему спуску не даю, ему для работы трезвость надобна, так, Барнав?

— Не надо ля-ля, хозяйка. Я из кожи вон лезу, а что мне за это? Буквально гроши. Пятьдесят-шестьдесят су — это в лучшем случае! И ни разу в жизни пьяного не надул, между прочим.

— Да, ты честно работаешь, никто, по счастью, не жаловался. Но если такое случится, тебе же будет хуже.

Папаша Барнав промурлыкал:

Вот муж ваш цел и невредим, Да только пьян, бедняга, в дым.

Усевшись за круглый мраморный столик, он развернул мокрую бумажку — ту, что подобрал в канаве. Хриплым голосом зачитал:

Жители планеты Земля!

Несчастные атомы, кто бы вы ни были — короли, мясники, журналисты, недофилософы, кюре, раввины, императоры, булочники, депутаты, министры, — знайте: час высшей справедливости близок! Земля, на которой ты родился, на которой ты живешь и украшаешь ее плодами своего труда, Земля, которую ты считаешь своей, которую ты всячески портишь и пачкаешь, эта Земля исчезнет, разлетится в пыль 13 ноября. Итак, 13 ноября всякий уважающий себя смертный найдет свою гибель и обратится в небытие. Долг театра-кабаре, — носящего это имя, присоединиться к общей судьбе. Поэтому ждем вас в гости в ТЕАТРЕ-КАБАРЕ «НЕБЫТИЕ», на площади Пигаль, вход свободный, с 8.30 вечера до 2 часов ночи, в понедельник, 13 ноября. Все совершенно бесплатно.

Аутодафе[3]. В случае, если комета своим сияющим хвостом уничтожит нашу планету между 2-мя и 5-ю часами дня, как нам благородно объявили, вечеринка будет перенесена на более поздний срок 1 .[4]

Старик пожевал губами под бородищей: грядет великий день! Он ждал его так давно, что уже почти разуверился. Гибель Нани и Хлои найдет наконец отмщение, аллилуйя!

— Все правильно, через четыре дня праздник Всех Святых, на следующий день Поминовение усопших… Все эти сволочи, которые угнетают наш бедный мир, получат наконец сдачи! И не жалко, что я сдохну вместе с ними, справедливость превыше всего!

— Когда уж перестанешь ты околесицу нести, чучело несчастное! Вали давай! Дуй домой и проспись,

Бульвар Клиши — центр ночной жизни Парижа ( Здесь и далее «звездочками» отмечены примеч. пер. ).

Rue des Martyrs — «улица мучеников» по аналогии с «Горой мучеников», Монмартром.

Aутодафе — зд .: приговор, который будет приведен в исполнение.

1 Подлинный текст афиши, опубликованный театром-кабаре «Небытие» в конце октября 1899 года ( Здесь и далее цифрами обозначены примеч. автора.) .

Источник:

mreadz.com

Полночь в Часовом тупике - скачать книгу автора Изнер Клод fb2 бесплатно без регистрации или читать книгу онлайн

«Полночь в Часовом тупике» (Изнер К.) - скачать книгу бесплатно без регистрации

Поделиться ссылкой на книгу!

Париж лихорадит: 13 ноября 1899 года ожидается конец света, Земля должна столкнуться с гигантской кометой. А в Часовом тупике находят труп, вокруг которого заботливо разложены загадочные предметы: завернутые в материю камни, плюшевый крокодил, клепсидра, зерна и гравий в пакетике. Детективы-любители Виктор Легри и Жозеф Пиньо и хотели бы не вмешиваться, но комиссар Огюстен Вальми неожиданно просит их о помощи, ведь убитый — его сводный брат.

Правообладателям! Представленный фрагмент книги размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает Ваши или чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Бумажные книги

Полночь в Часовом тупике Самый Свежачок! Книжные поступления за сегодня

Легке ввічливе фентезі. Жанр магії — чарівники, відьми, королі, заражений ліс — Вуд, солдати, химери і так далі. Чого вартий лише жарт що «там де вона проходила, на її слідах виростали бліді поганки, як весною». А загалом книга ласкава, добра і варта читання. Рекомендую.

  • В книге собраны рассказы разных направлений, от мистики и хоррора до антиутопии и киберпанка. О женщине, которую некто сделал своим домашним животным. Об инвалиде войны, ставшем частью космического оружия. О метрополитене мрачного будущего, в котором клан Подземных собирает ежедневную плату за проезд. О гостинице, которая окажется могилой для принудительно запертых в ней «постояльцев». О всё потерявшем и приговоренном к смерти игроке. О генетически запрограммированных для работы на урановом руднике близнецах. О «принудительной социальной оптимизации». О том, каким может быть ад для писателя. И так далее…

  • Фантастика, как всякое творческое явление, не может стоять на месте, она для того и существует, чтобы заглядывать за видимый горизонт и прозревать будущее человека и планеты. …

    Для этого тома «старой доброй фантастики» мы старались выбрать лучшие, по нашему разумению, образцы жанра, созданные в период c 1970-го по середину 1980-х годов. …

    Плодотворно работали «старики» — Г. Гуревич, А. Шалимов, С. Снегов, З. Юрьев, В. Савченко. Появились новые имена — Л. Панасенко, С. Другаль, В. Назаров, А. Якубовский, П. Амнуэль, Б. Штерн, В. Головачев, Б. Руденко. «Новички» не сменили, не оттеснили проверенных мастеров, они дополнили и обогатили нашу фантастику, как обогащают почву для будущего урожая.

    Этот том мы назвали «Создан, чтобы летать», по заглавию рассказа Д. Биленкина, вошедшего в сборник. Название символическое. И не потому, что перефразирует известную цитату из Горького. Что там ни говори, а фантастика — литература мечты, человек от рождения мечтал о небе и звездах. А первой к звездам его привела фантастика.

    Составитель Александр Жикаренцев.

  • Герой книги, современный композитор, вполне доволен своей размеренной жизнью, в которой большую роль играет его мать, смертельно больная, но влюбленная и счастливая. Однажды мать исчезает, и привычный мир сына рушится. Он отправляется на ее поиски, стараясь победить страх перед смертью, пустотой существования и найти утешение в творчестве.

  • "В отечественной и зарубежной литературе уже немало говорилось об активном развитии в мире беспилотных летательных аппаратов (БЛА). В настоящее время в различных странах уже созданы сотни БЛА, отличающиеся как по конструкции, так и по летно-тактическим возможностям. Они могут использоваться для решения широкого спектра военных задач: от стратегического и оперативного уровня до тактического, включая выполнение полета в интересах отдельных военнослужащих. "

  • Книга была дважды издана на русском языке, переведена на английский, отдельные главы появились на многих европейских языках. Книга высоко оценена рецензентами в мировой литературе как наиболее полное описание истории вмешательства коммунистической партии в развитие науки, которое открыло простор для процветания шарлатанов и проходимцев и привело к запрещению многих приоритетных направлении российской науки.

    Обширные архивные находки позволили автору коренным образом переработать книгу для настоящего издания, включив в нее новые данные и концессии. Появились главы о преследовании ученых в начале 1930-х годов, о разгроме школы Вавилова, о массовых арестах биологов и агрономов. По-новому рассмотрена личная судьба Н. И. Вавилова, активно включившегося в развитие советской биологии, поддержавшего советскую власть (и ее выдвиженца Лысенко) и тем не менее репрессированного. Впервые документально подтверждено, что в конце 2-й Мировой войны многие руководители советского государства были готовы сместить Лысенко с позиции диктатора в науке, но под давлением Сталина они замолчали и перешли коллективно к истреблению генетических исследований. После смерти Сталина Хрущев снова взял Лысенко под партийную опеку. Насыщенная множеством архивных и научных материалов, книга тем не менее читается как захватывающий детектив, а убедительность аргументации и строгость исследователя не мешают автору раскрывать характеры героев, восстанавливать динамику событии, и, как он пишет, "историю партийного буйства в важнейшей сфере жизни советской страны".

    Книга рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся как общими вопросами истории СССР и специфическими проблемами влияния тоталитарного правления в XX веке, так и судьбой выдающихся ученых России.

    Издание четвертое, переработанное и дополненное.

    Набор «Неделька» -- топ новинок -- лидеров за неделю!

    Любовь творит чудеса, так полагала я, доверяя свои тайны Райану. Я надеялась, что мы сумеем побороть безумие наших предков и сможем быть вместе. Но так ли важны чувства, когда прошлое получило новое воплощение? А соблазн обрести силу Бога велик?

  • Хотите я поведаю вам тайну одной тихой скромной девушки, которая очень любила сказки и верила в любовь? Из-за этого-то ей и пришлось отправиться в дальнюю дорогу, полную приключений и опасностей. А по ее следу пустили охотника, такого безжалостного и опасного. Что ждет их впереди? Романтическое приключение или спасение мира?

    Сердце «серой мышки» тянется к охотнику, а голос разума молчит. Что же ей делать? Может, позволить охотнику спасти ее, а тайне — раскрыться? И влюбиться в своего героя!

    Что-то мне подсказывает, у этой сказки будет счастливый конец. И пусть любовь победит!

  • Блю живет изолированной жизнью вдали от клана Грейс-Лейк. Он счастливый медведь-перевёртыш, любящий одиночество и создающий деревянную мебель… живущий спокойной размеренной жизнью до тех пор, пока маленькая соблазнительная женщина буквально не врезается в его жизнь. Когда Блю вытаскивает её из машины после аварии, он ослеплен связью с девушкой. Никогда раньше он не хотел себе пару, но встреча с Лолой меняет всё.

    Лола не планировала круто изменять свою жизнь, и тем более оставлять дом. Дом, которого теперь и вовсе нет из-за глупой выходки матери, не заплатившей за его аренду. С надеждой в сердце, что всё ещё может быть по-другому, девушка срывается в путь. Услышав о перевёртышах в Грейс-Лейк, она отправляется туда в поисках чего-то или кого-то, кто сможет пролить свет на её дальнейшую жизнь. Когда же её автомобиль попадает в аварию, и она оказывается в опасности, девушка совсем не ожидает, что ей на помощь придёт спасатель, который даст ей всё, что она, когда-либо хотела. Сможет ли снежная буря привести к ночи спаривания? Ещё бы!

    Предупреждение: Это короткий рассказ, переполненный «жарким» собственничеством и много рычащим мужчиной-перевёртышем. Это же очевидно. Скорее читай, и ты узнаешь все, что хочешь!

  • Командир отряда Элитных Войск Нихил Козар был самым сильным воином в Кализианской Империи. Когда корабль императора Торнианцев потерпел крушение на одной из их планет, была предпринята сложная поисково-спасательная операция. Маккензи «Мак» Уортон согласилась сопровождать туристов в походе на гору. Все они получили больше того, на что рассчитывали, когда их похитили инопланетяне, называвшие себя «ганглианцами». Избитая и едва живая, Maк оказалась в руках самого крупного мужчины, которого она когда-либо видела. Она должна бояться его. Должна бороться, чтобы сбежать, но что-то в этом мужчине притягивает ее. Предатель угрожает Империи… Кто-то хочет убить Нихила… Залудианцы хотят Маккензи назад… Во всём этом есть какая-то тайна… Станет ли это концом Кализианской Империи? Или первым шагом на пути её возрождения?

  • Логан Локвуд с родителями вернулся домой, и нашёл свой дом в беспорядке. Его любимый стул был сломан, а запах незнакомца витал повсюду. Ведомый сладким ароматом Логан находит в своей постели красивую блондинку. Он сможет простить ей учинённый в доме разгром, потому что чувствует, что она ЕГО.

    Грейс Харпер попала в неприятности, поэтому ей и пришлось воспользоваться ванной в чужом доме. Всегда примерная, хорошая девушка, она никогда не думала о том, чтобы войти в чужой дом без приглашения, но отчаянные времена требуют отчаянных мер и всё такое. К тому же большая мягкая постель так и манила полежать в ней и вздремнуть.

    Очень манила и сил сопротивляться не осталось.

    Так что же произойдёт, когда она проснётся и увидит трёх довольно высоких людей, смотрящих на неё? Особенно если один из них — молодой красавчик с нескрываемым желанием во взгляде?

    Сможет ли Грейс принять Логана или он будет вынужден её отпустить?

    Ответы узнаем из этой истории любви по мотивам доброй старой сказки «Три Медведя»

    Что бы ещё мне почитать. Подготовка к скачиванию!

    Не закрывайте это окно, большие книги могут долго формироваться.

    Источник:

    nemaloknig.info

  • Книга: Полночь в Часовом тупике - Клод Изнер

    Клод Изнер: Полночь в Часовом тупике Аннотация к книге "Полночь в Часовом тупике"

    Париж лихорадит: 13 ноября 1899 года ожидается конец света, Земля должна столкнуться с гигантской кометой. А в Часовом тупике находят труп, вокруг которого заботливо разложены загадочные предметы: завернутые в материю камни, плюшевый крокодил, клепсидра, зерна и гравий в пакетике. Детективы-любители Виктор Легри и Жозеф Пиньо и хотели бы не вмешиваться, но комиссар Огюстен Вальми неожиданно просит их о помощи, ведь убитый - его сводный брат.

    Современный бестселлер

    Мои опасения, что последние детективы в серии будут жутко унылыми, кажется, не подтвердились =)

    А вот послесловия после самой книги начинают утомлять - сухие, скучные и ужасно европоцентричные =(

    А вот послесловия после самой книги начинают утомлять - сухие, скучные и ужасно европоцентричные =(

    Фото внешнего вида и страниц:

    Если вы обнаружили ошибку в описании книги "Полночь в Часовом тупике" (автор Клод Изнер) , пишите об этом в сообщении об ошибке. Спасибо!

    Источник:

    www.labirint.ru

    Глава девятая

    Глава девятая

    Хельга Беккер ворвалась в книжный сразу после открытия.

    — Здравствуйте, мсье! Ну вот, нас избавили от убийцы, Париж весь бурлит! А во всем остальном мире тоже все убивают друг друга как хотят, вот ужас-то!

    Жозеф, который стоял на лесенке возле полок, соскользнул вниз.

    — О чем это вы? — нехотя поинтересовался Кэндзи.

    — О преступлениях в Часовом тупике, о Бурской войне, ну не знаю! Нет ни одной газеты, которая бы не разжигала в человеке самые низменные истинкты. Вместо того чтобы стараться поднять народ до своего уровня, как учит мсье Эмиль де Жирарден, газеты сами опускаются до уровня читателя, я, в конце концов, стану читать только журналы мод!

    Она швырнула на прилавок «Паспарту», которую мгновенно подхватил Виктор.

    — Они его поймали, — шепнул он Жозефу.

    — Фермена Кабриера. Какой-то служащий омнибусной компании его выдал.

    — Немного внимания, пожалуйста, — попросила фройляйн Беккер, — у меня важная новость: я обручилась!

    Кэндзи, оживившись, поднял голову:

    — Мои поздравления. И кто счастливый избранник?

    — Торговец автомобилями из Франкфурта. С его помощью я получила «Сертификат специальной способности» к вождению транспортных средств не более ста пятидесяти килограммов веса. Вы можете себе представить, французскими префектурами было выдано всего тысяча восемьсот таких дипломов! Я вместе с экзаменатором села за руль авто «Клеман-Гладиатор», проехала по трудному маршруту и…

    Виктор метнул быстрый взгляд на Кэндзи, убедился, что тот плотно взят в осаду, и кивнул Жозефу на дверь задней комнаты.

    — Что они собираются с ним сделать? — заволновался Жозеф. — Я уверен, что это не он, меня убедила матушка Ансельм. Где они его отыскали?

    — В мастерской шорников.

    — Как же глупо получилось! Надо было мне там походить по заводу позавчера!

    — А кто вам сказал, что ваша матушка Ансельм не лжет, не покрывает его? Как бы то ни было, Огюстен Вальми постарается довольствоваться этим подозреваемым и побыстрей закрыть расследование.

    — Виктор! Жозеф! Идите сюда, нужно произвести инвентаризацию Мюссе! — в голосе Кэндзи слышалось беспокойство.

    — Это крик о помощи, — заметил Виктор. — Пойдем, а то хуже будет.

    Когда они пришли, Кэндзи уже прижался к камину, теснимый напористой Хельгой Беккер.

    — Надо жить в ногу со временем, мсье Мори, За несколько су вы можете использовать одно из ста десяти электрических авто, которые Генеральная компания транспорта предоставила в общий доступ.

    — Я все-таки боюсь, что на каждом перекрестке нашего города тогда окажутся задавленные пешеходы, — проворчал Кэндзи.

    — Я предпочитаю ходить ногами по твердой земле, — заявила Эфросинья, которая как раз собиралась подняться по винтовой лестнице. На самом верху лестницы стояла Мели Беллак и боязливо на нее поглядывала.

    — Наш внучок все такой же непоседа? — поинтересовался Кэндзи, внимательно разглядывая бюст Мольера.

    — Если бы он был в том возрасте, когда носят форму, он бы показал этим «бузотерам и буроломам», которые осмелились восстать против англичан.

    — Вообще-то это голландские фермеры, — уточнила Хельга Беккер.

    — Да и наплевать! Я так подозреваю, что это дикари, которые пляшут под звуки тамтама. И потом, что это за страна такая, с гулькин нос: Трамваль какой-то. Кто о ней до этого слышал?

    — Трансвааль, четвертая «н», два «а», — бросил Кэндзи, явно уже на грани нервного срыва. — Будь я проклят, если вам удастся найти его на карте.

    — А вот и ошибаетесь! Я найду его там, где ему самое место, в Африке, это континент, где куча неизученных земель, и меня туда не заманишь, ни пешком не пойду, ни на велосипеде не поеду, ни на вашей этой электрической машине. Вот так, давай, потешайся, — крикнула она Жозефу, — насмехайся над матерью! Ох, уснуть бы и никогда не проснуться! А вы там, альпинистка-скалолазка, не хотите что-нибудь приготовить на ужин?

    Виктор наклонился к Жозефу и прошептал ему в ухо:

    — Мне надо увидеться с комиссаром Вальми. Прикройте меня, а потом подходите к трем часам в кафе «Взад-вперед». Попробуйте еще расшевелить вашу матушку, пусть побушует, тогда никто и не заметит, как я уйду.

    — Да ее и шевелить не надо. Она и так готова к извержению, точно вулкан.

    Он сказал нарочито громко, жалобным тоном:

    — Мама, если тебе не трудно, ты могла бы говорить на полтона ниже, а то я не могу сосредоточиться на Мюссе.

    Невзирая на свою занятость, Огюстен Вальми весьма любезно принял Виктора. В его свежевыкрашенном кабинете теперь красовалась репродукция картины «Разбитый кувшин». Ему нравилась эта работа Грёза

    Арно Шерак сомневался в своем таланте настолько, что порой считал себя отвратительным актером и через день раскаивался в решении покинуть родную деревушку Латуй-Лентийяк и переехать в Париж. Ни успех, ни комплименты, ни похвальные отзывы критики не могли убедить его в собственной значимости. Когда его хвалили, он думал, что над ним насмехаются. Давали ему главные роли, но он оставался на ролях второго плана. Иногда он вставал с постели, исполненный воодушевления, божественного вдохновения, которое уже привело его в труппу «Комеди-Франсез» и не оставило до сих пор. Но неделя сладкого опьянения проходила, он достигал вершин своей отваги и силы, и тут на него вновь набрасывались беспокойство и хандра. Трах-тарарах! И одного вскользь оброненного слова, одного неправильно понятого замечания хватало, чтобы это непрочное душевное равновесие рухнуло и неуверенность вновь начала охватывать его при каждом шаге. Эта тоска так изнуряла его, что он нашел себе некую паллиативную меру

    Виктор сосредоточенно крутил педали, направляясь к северу столицы. Таким образом он успокаивал нервы после разговора с Арно Шераком. По правде сказать, он был в этом состоянии с тех пор, как Огюстен Вальми его безжалостно отстранил от дела.

    «Погоди маленько, старина, если ты решил, что меня обставил, ты попал пальцем в небо: я на корпус впереди тебя».

    Он остановился, заскочил в кафе «Дюваль», чтобы согреться, заказал рагу из баранины с репой и графинчик красного. Прежде чем вновь прыгнуть в седло, он позвонил Кэндзи и извинился за внезапный отъезд: горло вдруг заболело, видимо, начинается ангина.

    Въезд в Часовой тупик был перегорожен, туда пускали только жителей окрестных домов. Бульвар Рошшуар являл собой печальную картину пейзажа после свадьбы: небольшие группки людей шушукались, стоя на тротуаре. Человек с длинной палкой, на конце которой были губки, переходил улицу и чуть не протаранил Виктора, который едва успел затормозить.

    — Осторожней нельзя? — пробурчал человек с палкой.

    — Простите, — ответил Виктор, — я журналист, разыскиваю служащего кабаре «Небытие», того, который нашел тело.

    Человек с палкой наклонился и поднял одну из своих губок. Его явно больше заинтересовал велосипед, чем вопрос.

    — Это то, что мне надо, за сколько вы приобрели вашу машинку?

    — Я не знаю, это мой патрон покупал. Так что с мсье Кадейланом?

    — Рене так надоели легавые и репортеры, что он свалил с квартиры. Он квартируется в бакалее Фулон, где работает его цыпочка, это дом 42 по бульвару Клиши. Только молчок! Если он узнает, что это я вас направил туда, он мне уши надерет.

    Пелажи Фулон довольно прохладно отнеслась к идее Виктора припарковать велосипед в помещении магазина.

    — Прислоните его к стене, вот здесь, между капустой и картошкой. Что вам угодно?

    — Я бы хотел поговорить с мсье Рене Кадейланом.

    — Ну, здесь на гостиная и не переговорная комната, здесь бакалея! Идите внутрь, в подсобное помещение, — сухо сказала она. — Он там увивается вокруг этой фефелы Катрин, хорошо, что хоть Колетт испытывает какую-то тягу к труду!

    Виктор пошел вдоль полок. Рыжеволосый гигант беседовал с двумя девушками: одна — темненькая, кругленькая, разрумянившаяся, вторая — блондинка, с тонким, бледным лицом, которая улыбнулась Виктору.

    — Мадам, добрый день. Мсье Кадейлан, у меня к вам дело. Я журналист, я знаю, что вас уже замучили мои коллеги, но я отниму у вас всего несколько секунд.

    — «Паспарту», «Галуа», «Эклер», легавые — да это уже просто скучно! Не рассказывайте только, что моя персона популярна на юге Франции и что вы работаете в «Пти Провансаль»!

    — Рене, — вмешалась блондинка, — дай ему отработать свой хлеб, ответь ты этому господину, ты ведь сам в восторге, что оказался в центре внимания.

    — Это вы отмывали надпись и рисунок на пороге вашего магазина?

    — Откуда вы знаете?

    — Это было в статье в «Паспарту». Приказчик рассказал.

    — Да, я. Мне это показалось забавным, я пыталась объяснить вдове Фулон, что стирать их было бы неправильно, но она не желала меня слушать.

    — А вы помните точный текст этой надписи?

    — Да, я даже переписала. Одну минуточку.

    Она открыла выдвижной ящик и протянула Виктору листок. Он прочитал:

    Такое время года, что нет времени на чувства.

    — А я как же? — спросил Рене Кадейлан. — Что я могу вам сообщить, что еще не рассказывал остальным? Дату битвы при Мариньяне? 1515 год.

    Колетт и брюнетка прыснули, а Виктор тем временем снял с ручки колпачок и приготовился записывать на оборотной стороне листка, который дала ему Колетт.

    — Я пишу статью для «Эко де Пари», — сказал он. — Для меня важнее всего ваше личное впечатление. Был задержан человек, уличный художник, который рисует мелками, ему вменяют в вину два убийства. Мне показалось, что полиция немного поспешила.

    — Ох, ну наконец-то хоть у одного голова на плечах. Я того же мнения. Стрелочник у них виноват, единственная улика — кусок мела, оставленный на месте последнего преступления, да его кто угодно мог оставить, я это пытался объяснить полицейским, а они только глазами хлопают. Только и надо им, что повязать человека да в камеру запихнуть! Фермен Кабриер — это мечтатель, это добрая душа, плоть от плоти парижских улиц! Когда небо серое и мрачное, он раскрашивает мир в яркие краски. Когда у него у самого дурное настроение, его преследуют страшные видения, и он передает их на картинах! Но между рисунками и убийством есть некоторая разница, а?

    — Я с ним согласна, — подтвердила Колетт Роман, — Фермен миролюбивый тип, да Катрин?

    — Она права, — согласилась брюнетка, — он вообще-то славный малый, этот Фермен.

    — А правда, что он одержим временем?

    — В смысле, временами одержим или одержим временем, которое проходит?

    — Ты глупая или как? Хронологией, часами, ходиками, днями, месяцами! — воскликнула Колетт, явно раздосадованная.

    — Девочки, не ссорьтесь! — вступил Рене. — Фермен Кабриер, насколько я знаю, не один нам голову морочит с датами, знаю еще одного такого. Тип не из тех, кому отпустят грехи без исповеди! Я позавчера вечером выставил его за дверь кабаре «Небытие», и причем не первый раз. И он еще угрожал мне ножом!

    — Луи Барнав, чокнутый старик, и пьет при этом как лошадь. Он убежден, что через десять дней Земля столкнется с кометой, ну все эти бредни из календарей, которые ни имеют никакого отношения к науке. В кабаре «Небытие», где я работаю, решили обернуть эти дурацкие предсказания и панические настроения в свою пользу и сделать на этом рекламу, такой вот план.

    — Это шутка дурного толка! — возмутилась Колетт Роман. — Некоторые всерьез воспринимают ваше объявление, ведь есть же ограниченные, недалекие люди! Нельзя шутить с такими вещами.

    — О-ля-ля, отчего бы не посмеяться, тем более что жизнь не балует, кругом борьба! А Луи Барнав правда свято верит в эту ахинею, уверяет, что, если человеческий род исчезнет с лица Земли, невелика будет потеря и что времени надоело быть часами труда для бедняков и наживы для богачей.

    — А где мне можно найти этого Луи Барнава?

    — Он водит дружбу с угольщиками, навещает виноторговцев, захаживает в кафешки низкого пошиба, во всякие кабаки на Холме. Можно прочесать местность и порасспросить завсегдатаев. Кто-нибудь точно укажет, где искать типа, одетого в коричневый плащ, который может стоять самостоятельно без поддержки, такой он засаленный. Тревога, дракон летит!

    Мадам Фулон, встрепанная и злая, вышла из-за угла строевым шагом, словно главнокомандующий перед войском.

    — И за это я вам плачу, дорогие девушки? Там народ собрался, беспокоится! А вы, могильщик, идите сторожите свое кладбище, и чтобы я больше не видела вашего дружка, который испражняется своим искусством на моем пороге, иначе хуже будет!

    Катрин подошла к Рене и расцеловала его в обе щеки, явно напоказ.

    — Ох, — сухо заметила вдова Фулон, усмехнувшись с видом человека, которого на мякине не проведешь, — Этот рыжий дурень вовсе не нуждается в ваших телячьих нежностях. Поправьте платье, бездельница, и идите отпустите фунт масла! А что до вас, велосипедист, раз вы ничего не покупаете, извольте освободить территорию, здесь люди работают!

    — Он журналист, — ввернула Колетт.

    — Я журналист и книготорговец, у меня уникальная коллекция учебников с правилами хорошего тона, принятыми в современном обществе, дорогая мадам, вот моя визитная карточка, буду рад вам услужить.

    Потом Виктор повернулся к Колетт Роман, у которой дрожали губы от сдерживаемого смеха.

    — Мадемуазель, взвесьте мне триста граммов пралине и двести граммов розового реймского печенья.

    — Слушайте, я вспомнил! — вдруг сказал Рене Кадейлан. — У Луи Барнава излюбленное место — «Бускара» на площади Тертр.

    Виктор доверил свой велосипед заботам мадам Баллю, консьержки дома на улице Сен-Пер: он решил не показываться в магазине. Он сидел в бистро на улице Бонапарта, потягивая стакан белого вина. Пыльные шары газовых ламп заливали помещение тусклым светом. Запыхавшийся Жозеф плюхнулся на стул рядом с ним и бросил на стол «Паспарту».

    — Я остановился по дороге у газетного киоска. Рено Клюзель интересуется предметами, которые были разложены вокруг тел, он вот-вот догадается об их символическом значении!

    — И дальше что? Как это поможет ему найти настоящего убийцу?

    — А Вальми что об этом думает?

    — Доволен донельзя, получил своего убийцу.

    — Какой идиот! У него нет никаких доказательств его вины.

    — Ну что, мы так это и оставим? Удовлетворимся?

    — Вот ничто вас не удовлетворяет, Жозеф. Сплошной негатив.

    — А вы что выяснили, пока я повышал сборы от продажи книг в магазине?

    — Я прощупал актера по имени Арно Шерак, он увивается за Шарлиной Понти и очень доволен смертью своего соперника. Он признался мне, что был свидетелем ссоры между Робером Доманси и каким-то незнакомцем. Вы записываете?

    — Эта сцена происходила в «Комеди-Франсез», в гримерке Робера Доманси. Он был, похоже, взбешен, а незнакомец уговаривал его успокоиться. Потом в скважине повернулся ключ, и Шерак скрылся, но успел увидеть силуэт мужчины. Но это не все.

    Виктор вынул из кармана листок бумаги.

    — Сегодня днем в бакалее Фулон одна из продавщиц дала мне вот это. Это копия той самой надписи мелом перед магазином.

    Жозеф прочел и улыбнулся

    Такое время года, что нет времени на чувства,

    Торговый дом в кредит не отпускает.

    — Забавно. А это было написано до или после ареста Фермена Кабриера?

    — А это как раз следует выяснить. Хозяйка заставила стереть рисунок и надпись. Верните мне листок, я там с обратной стороны записал имена. Один тип, служитель в кабаре «Небытие», Рене Кадейлан, указал мне на старикашку, который помешался на теме времени, его зовут Луи Барнав. Надо найти его, займитесь этим, он удостаивает своим присутствием бистро «Бускара» на площади Тертр.

    — Холм, кусты, дешевые кабаки — это по моей части, завтра туда отправлюсь.

    Маленькая развязная дамочка подскочила к Жозефу и спросила у него, который час. Он только собирался посмотреть на часы, как Виктор перехватил его запястье и показал женщине на большие настенные часы. Она не стала настаивать, пожала плечами, окинула их высокомерным взглядом и двинулась к другому посетителю.

    — Что все это значит? — удивился Жозеф.

    — Вы извините, что я к вам придираюсь, но вы все-таки удивительно наивны. Это была проститутка, высматривающая простофилю, которого можно обвести вокруг пальца. Хотите что-нибудь выпить?

    — Проклятие! Кэндзи мне разрешил отойти только на час, он поднимет шум и будет разыскивать меня с собаками!

    Единственное возможное решение: свалить без шума и пыли.

    Рафаэль Субран мысленно поздравил себя, что владеет таким минимумом имущества. Он жил в меблированных комнатах, и его скарб, который пополнился только за счет нескольких книг и немудреной кухонной утвари, весь умещался в двух сумках. От пассажа Вердо до его новой резиденции на улице Фобур-Пуассоньер было недалеко. Он двумя днями раньше познакомился с консьержами и очаровал их, посулив бесплатные билеты в театр «Жимназ».

    Поднявшись по лестнице до последнего этажа, он оказался в комнате под самой крышей, где уютно гудела угольная печь, где кровать его была убрана, на столе стоял графинчик вина и лежали колбаса с булочкой. Он был в безопасности.

    Откуда взялась эта тревога, которая поселилась в нем после того, как блондинчик-журналист подошел к нему после спектакля? Почему интересовался его отношениями с Робером Доманси? Терзаемый сомнениями, Рафаэль Субран стал припоминать все слова и движения Шарлины Понти и этого ничтожества Арно Шерака. Тут он вспомнил, что они оба о чем-то шушукались с велосипедистом, словно сошедшим со страниц «А вот и крылья» 1 , юмористического романа о спортсменах, который он прочитал в прошлом году. Это еще усилило его беспокойство.

    — Поднимут шум? Станут бить в колокола? Что-то не слышно… — пробормотал Луи Барнав.

    Он сидел в «Бускара» на своем обычном месте, за столом под прямым углом к стойке. Вооружившись ножницами и клеем он пытался собрать коллаж из цветного картона, изображающий астрономические часы на Страсбургском соборе. Он отложил в сторону башенку с разновесами и сконцентрировался на круге с днями и соответствующими им небесными телами-покровителями. Солнце — воскресенье, Луна — понедельник, Марс — вторник, Меркурий — среда, Юпитер — четверг, Венера — пятница и, наконец, его любимец Сатурн, запечатленный в момент, когда он пожирает своих детей; самый прекрасный символ времени, истребляющего все, что им создано.

    — Что ты тут мастеришь, Барнав? — поинтересовался какой-то оборванный пьянчужка.

    — Слушай, оставь меня в покое! И не вздумай поставить свою жирную кружку на мои картинки. Мне нужно поставить четыре возраста жизни перед смертью, которая отсчитывает часы, ни на миг не останавливаясь, а главное, важно, чтобы я не забыл песочные часы. Песочные часы ой как важны!

    — Ничего такого отвратительного в смерти нет, — заметил гарсон из-за стойки. — Ты нажрался, Барнав.

    — У меня с утра капли во рту не было, ей-богу! Чтобы собрать это произведение искусства, необходимо, чтобы руки не дрожали. Ты, халдей, иди сюда, покажу тебе, кто я есть! Вот дерьмо! Народу здесь слишком много, пожалуй, я свалю. Ну, скоро вы перестанете чесать языками, старые дураки!

    — Какой ты невежливый, Барнав.

    Луи Барнав старательно собрал разные части своего макета, положил их в картонную папку для рисунков, которую нашел в помойке у какого-то художника-пачкуна, и вышел из бистро.

    Он поднялся по переплетению улочек, обрамленных палисадниками и веревками, на которых сушилось белье, присел на изъеденную червями деревянную ступеньку. Открывающийся вид сверху — голубые, серые, лиловые крыши, мягкие цвета, словно переливающиеся друг в друга, — как-то успокоил его. Потрескавшиеся стены и расшатанные непогодой каркасы с торчащей железной арматурой придавали этим лачугам вид одновременно таинственный и печальный. Над водосточными канавами поднимался теплый парок. Тощие псы делили территорию. Луи Барнав положил на язык ментоловую конфетку, обнаруженную в глубине кармана, нагнулся, подобрал с тротуара газету и погрузился в чтение.

    «Ни хрена себе! Нет, это мне снится! Обвинить Фермена Кабриера в двух утонченнейших убийствах! Посчитать его способным создать вокруг двух этих жмуриков ребус, связанный с Сатурном? Его, чокнутого, упавшего с Луны простака? Что за кретин написал эту статью, да я заставлю его съесть свой поганый листок без соли!»

    Луи Барнав вскочил, его трясло от злости.

    — Сатурн! Да он ни черта не смыслит ни в Сатурне, ни в его кольцах, этот пачкун недоделанный! — бубнил он, с трудом карабкаясь по лестницам Холма. — Если он и заслуживает кольца, то только в нос, как медведь на ярмарке! Как будто он сечет в мифах и знает, что Кронос проглотил камень, который ему дала его женушка. Эту чертову бабу ее сынуля Зевс пристроил в Дельфах, где греки устроили гадательный комбинат! Фермена это увлекает не больше, чем халдея в «Бускара» теорема Пифагора! До чего ж тупые эти легавые! Принять за убийцу фантазера, который рисует крокодилов, танцующих польку-бабочку — а почему тогда не мазурку? Я-то все знаю!»

    Его проход сквозь заросли за бараками произвел немало шума. Курицы заквохтали, осел заревел жалобным голосом, старушка в ужасе выронила котелок, который надраивала на заднем дворе. Мальчик в мятых штанах, сосредоточенно ковыряющийся в носу, уставился на выскочившее из кустов чучело в коричневом плаще. Луи Барнав резко затормозил.

    — Тебе помочь? — поинтересовался он у мальчика, демонстрируя корявый палец.

    Мальчик испуганно заслонил лицо рукой.

    — К твоему сведению, сопляк, время не склоняется перед нами, это мы склоняемся перед временем! — провозгласил он, неожиданно смягчившись.

    Вконец обалдевший мальчонка нашел в себе силы поднять голову и опасливо принял предложенный леденец.

    А старик уже удалялся, размахивая руками. Перед зданием Сакре-Кёр он плюнул на вывеску ресторана «Убежище Святого Жозефа» и высунул язык, обращаясь к облупившейся стене, в которой еще сохранились дырки от пуль после казни генералов Тома и Леконта, которых расстреляли коммунары 18 марта 1871 года.

    На улице Мон-Сени он приклонил колено перед покосившейся халупой, где более шестидесяти лет назад жил Гектор Берлиоз[41], и промурлыкал Dies irae, пятую тему «Фантастической симфонии», единственное классическое произведение, которое было ему известно, а затем продолжил свой бессмысленный поход.

    Луч солнца, промелькнувший между тучами, сверкнул на лезвии ножа.

    Источник:

    librolife.ru

    Изнер Клод Полночь В Часовом Тупике в городе Ростов-на-Дону

    В представленном интернет каталоге вы можете найти Изнер Клод Полночь В Часовом Тупике по разумной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть иные предложения в категории Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Доставка осуществляется в любой город России, например: Ростов-на-Дону, Липецк, Киров.