Книжный каталог

Садловская М. Манька - Принцесса

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Все рассказы Марии Садловской — о настоящем, пусть и непримечательном для постороннего взгляда счастье. Аню растила бабушка, и главным сокровищем девочки была старая тряпичная кукла Манька. Но мама, заехавшая навестить дочку где-то между поисками личного счастья, выбросила Маньку, заменив ее на приличную куклу . Вот только девочку эта замена вовсе не обрадовала… Другая героиня — Галина, живущая очень трудно, в одиночку воспитывающая сына-инвалида, пожалела замерзающего на улице безнадежного пьяницу, не догадываясь, что отогрела таким образом сразу три сердца… Всё это простые человеческие истории, но каждая из них — по-настоящему живая и трогательная.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Садловская М. Манька-принцесса сборник Садловская М. Манька-принцесса сборник 109 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Садловская М. Манька-принцесса Садловская М. Манька-принцесса 261 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Манька - принцесса (Садловская М.) Манька - принцесса (Садловская М.) 219 р. auchan.ru В магазин >>
Мария Садловская Манька - принцесса Мария Садловская Манька - принцесса 75 р. book24.ru В магазин >>
Мария Садловская Манька - принцесса Мария Садловская Манька - принцесса 102 р. book24.ru В магазин >>
Мария Садловская Манька-принцесса (сборник) Мария Садловская Манька-принцесса (сборник) 149 р. litres.ru В магазин >>
Мария Садловская Манька - принцесса Мария Садловская Манька - принцесса 140 р. ozon.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Мария Садловская - Манька-принцесса (сборник) - чтение книги онлайн

Садловская М. Манька - принцесса

– А кто же? – изумился Федька.

– Там сидит мой сосед Пашка!

И обнявши Федора за шею, повис на нем, продолжая:

– Если ты меня уважаешь, тогда подскажи, кто там сидит – Пашка или Серега? У меня что-то в глазах раздваивается.

Федька, по-братски поддерживая друга, успокаивал:

– Там сидит жених рядом с Туськой и за коленку ее держит. Его Павлом зовут. Кажется, сеструхе нравится, смотрит на него, как кошка на сметану.

Сосредоточившись в одной ему видимой точке, Гришка со всей силы хватил кулаком по столу так, что зазвенели рюмки, и воскликнул:

– Нет, жениха Серегой зовут!

После чего, подложив руку под голову, поник на стол.

Все гости были заняты разговорами и не обратили внимания на возникший шум. Митрофаныч, правда, бросил тревожный взгляд в сторону Гришки, но, увидев, что тот отдыхает, успокоился и продолжал беседу с хозяйкой – Лизаветой Никитичной. Ему как-то надо было объяснить ей, что рядом с невестой сидит близкий родственник жениха, его дядя, а сам жених задерживается, возможно, даже приедет в следующий раз. Но в это время Лизавета Никитична, наклонившись к Митрофанычу, доверительно сказала:

– Не знаю, как нашей Настусе, а мне лично жених так очень нравится! Сразу видно – уважительный мужчина. Не то что некоторые, – и бросила обидчивый взгляд в сторону Гришки.

Митрофанычу ничего не оставалось, как поддакивать хозяйке, придумывая дополнительные достоинства неизвестно какому жениху. А после того, как Никитична в мечтах стала снаряжать Настусе приданое в Крутой Яр, Антон Митрофаныч махнул на все рукой и решил: «Пусть идет как идет! Невеста в любом случае наша. А жених… Ну, что жених? Чем Пашка не жених?»

Молодые в это время сидели, неестественно выпрямившись, глядя прямо перед собой. Сидеть им было неудобно, но роившиеся в голове мысли их отвлекали.

Павел судорожно придумывал, как бы сказать девушке, что он только временно замещает жениха по праву родственника. Во время сватовства такие случаи допускались. Одновременно опасался: как бы не упустить невесту, случайно убрав руку с ее коленки. Бросив взгляд на лицо девушки, он вдруг открыл для себя: «А девка-то вроде ничего – не хищная… Вон от смущения покраснела, аж конопатины засверкали».

Эти мысли отдалили досадное объяснение, и Пашка взбодрился. Между тем девица с удивлением обнаружила, что женихи бывают приятными. Как, например, этот. Особенно когда он взял ее за плечи… Насте даже вспомнилось, как в детстве ее мама, когда было холодно, прижимала к себе маленькую Тусю, чтобы согреть… И рука у него совсем не тяжелая…

Она взглянула на Пашкину руку, лежащую на ее коленке, увидела на манжете его рубашки болтающуюся на одной нитке пуговицу и забеспокоилась: «Вот-вот совсем оторвется! Потеряется, попробуй найди похожую!»

А еще ей показалось, что парень голодный – неспокойно как-то ведет себя. Как же ему покушать? Рука-то занята, а одной неудобно… Зато сваты вон как трескают! Настя осторожно, чтобы не сдвинуть жениховскую руку с коленки, наклонилась к Павлу и прошептала:

– Я положу вам в тарелку шкварки и огурец, покушайте, а то скоро ничего не останется.

Потянувшись за едой, она добавила:

– Это выпивать нам с вами не положено, а поесть-то можно.

Павел к этому времени так и не придумал, с чего начать объяснение, поэтому с облегчением ухватился за идею покушать. Девушка положила в тарелки себе и Пашке еды, и они стали втихомолку подкрепляться. Орудовал Павел одной рукой, вторая лежала на колене невесты. Мимо них нетвердой походкой пробирался к выходу Федор. Настя попросила брата принести иголку с белой ниткой. Тот долго не мог сообразить, что от него хотят, и только когда сестра показала ему болтающуюся пуговицу на рукаве Павла, Федька понимающе закивал головой и пошел выполнять поручение.

Прежде чем пришить пуговицу, Настя, откусив кусочек нитки, подала ее Пашке:

– Держите нитку между зубов, пока не пришью пуговицу, чтобы не зашить ум. Примета такая. – Пришивая, добавила: – Можно и огурец, но вы его съедите, нитка лучше.

Улыбаясь, Павел выполнял все, что ему велела девушка. А она вдруг обеспокоенно воскликнула:

– Вы только руку не подымайте, а то скажут, что упустили невесту! Я и так пришью, только наклонюсь немножко.

– А ты не хочешь, чтобы я тебя упустил? – совершенно не контролируя себя, спросил Павел и, затаив дыхание, ждал ответа.

Девушка совсем тихо, что не помешало Пашке услышать, ответила:

Закончив работу, перекусила нитку зубами, воткнула иголку в блузку у себя на груди и обмотала несколько раз ниткой, чтоб не потерялась.

Павел не мог оторвать глаз от девицы, ему казалось, что перед ним дивное чудо, которого он еще никогда не встречал. Неизвестно, сколько бы это продолжалось, но поднялся из-за стола Антон Митрофаныч, окончательно породнившийся с Лизаветой Никитичной и называвший ее не иначе как «милая сватьюшка». Она же жеманно называла его по имени-отчеству, подчеркивая значимость сегодняшнего вечера. Потому как за окном незаметно подкрался вечер. Гришка успел за это время отдохнуть. Их взаимная симпатия с Федькой росла на глазах, и они продолжали брататься.

Серега в это время пребывал в одиночестве. В дороге он несколько раз порывался признаться Митрофанычу, что свататься не будет, какая бы ни была пригожая невеста. Но так и не собравшись с духом, Сергей ничего лучше не придумал, как спрятаться за сараем, когда все заходили в дом. А потом, подсмотрев в окно, что застолье и без него в разгаре, забрался в повозку.

Зарывшись в сено по самую шею, Серега лежал на спине и глядел в небо. Перед его глазами маячило взволнованное лицо соседки. Он вновь и вновь мысленно переваривал новость, которой огорошила его сегодня Катерина:

– Сережа, ты меня прости… Надо было раньше сказать, но я сама еще не знала. А теперь… Теперь будет ребенок.

Она проговорила это, как в омут с головой, и крепко зажмурилась. Сергей невпопад спросил:

Потом, подумав, добавил:

Катька, осторожно открыв глаза, ответила:

– У нас с тобой будет ребенок. А избавиться нельзя – большой срок.

Потом, не выдержав, испуганно заголосила:

– Но я не нарочно! Честное слово!

Ошеломленный Сергей вытаращил глаза и какое-то время пребывал в этом состоянии, но вскоре почувствовал облегчение – ведь все решилось само собой в одночасье! Он даже улыбнулся, но потом, нахмурившись, грозно прикрикнул:

– Я тебе покажу – избавиться. А прощенья за что просишь?

– Не знаю, – прошелестел ответ.

– Дура, – часто закивав головой, согласилась Катерина.

– Ладно, все ведь хорошо, – твердо проговорил Серега и, увидев около погреба мешки с картошкой, строго добавил: – Не вздумай сама носить в погреб картошку! Я там долго не задержусь, приеду, сам все сделаю. И прекрати реветь: тебе нельзя нервничать!

Со двора Сергея послышался голос Наталки, и Катерина испуганно спросила:

– А как же твоя мама?

Но Сергей, не отвечая, быстро повернулся и ушел.

Все это он, лежа в повозке, уже в который раз прокручивал в уме, пытаясь убедить себя, что мать на этот раз его поймет.

– Пусть раньше было несерьезно, но теперь от ребенка куда денешься? – неизвестно кого уговаривал Серега.

Он не боялся матери, но и расстраивать ее тоже не хотел. Сергею было пятнадцать лет, когда отец от них ушел. Долгое время матери был свет не мил, и Сережа дал себе слово никогда ее не огорчать. До сих пор так и было.

Пока он предавался воспоминаниям, входная дверь дома открылась, и оттуда вывалилась шумная компания. Серега незаметно (благо уже были сумерки) выбрался из повозки и проворно шмыгнул мимо кустов к дороге, где стал поджидать всю братию, чтобы ехать домой. Прощание затягивалось. Долго желали друг другу всяческих благ, расстались в конце концов лишь благодаря заверениям с обеих сторон о ближайшей встрече.

Настя и Павел вместе со всеми вышли во двор, так и держась за руки. Когда все выходили из-за стола, молодая пара чинно сидела, как и вначале: жениховская рука лежала на коленке невесты. Проходивший мимо Антон Митрофаныч слегка заплетающимся языком сказал:

– Можешь, Паша, вставать. Невеста – твоя! Это подтвердят все, и я в том числе.

Потом, икнув, про себя пробормотал:

– Я думаю, Наталка не очень обидится.

В это время Павел вдруг о чем-то вспомнил и, коротко кивнув Насте: «Я сейчас», – бросился к повозке, где Гриша запрягал лошадей, а Митрофаныч взбивал под сиденьями сено. Пустая Наталкина кошелка лежала боком сверху на сене. Павел запустил в нее руку и вытащил оттуда яркий платок. Вернулся, смущенно протянул его Насте со словами:

И не отрывая глаз от ее лица, продолжил:

– Может, я и раньше, чем через неделю, приеду…

– Я буду ждать. Приезжай, – тихо ответила Настя.

Когда приехали в Крутой Яр, была глухая ночь. Гришка умудрился направить лошадей по другой дороге, и они плутали до тех пор, пока трезвый Павел не взял вожжи в свои руки. Трезвым был и Сергей, подсевший к ним сразу же, как выехали со двора. Но он был слишком озабочен, чтобы запоминать дорогу.

По приезде в село все разошлись по домам. Сергей пошел к Катерине, справедливо рассудив, что мать считает их всех заночевавшими в Озерках.

На следующий день поутру (Наталка еще не успела выйти во двор) в дом одновременно зашли Серега и Павел. Вели они себя странно – так, по крайней мере, показалось Наталке. Пашка почему-то совал сестре в руки свернутые трубочкой деньги, приговаривая: «Там должно хватить». Сергей непонятно зачем расселся за большим столом посредине, как будто отгородившись ото всех, и выпрямился, явно намереваясь держать речь. Ни о чем не подозревающая Наталка сначала опешила, потом со всем пылом стала расспрашивать о поездке, не забывая ставить на стол завтрак.

Женщина сыпала вопросами, не дожидаясь ответа. Остановившись, перевела взгляд несколько раз с Павла на Сергея и с удивлением заметила:

– Что это вы молчите?

Мужчины, поглядев друг на друга, каждый для себя решив, что когда-то надо начинать, стали говорить одновременно.

Павел: «Наталя, я тебе деньги за платок принес. Не знаю, сколько он стоит, но думаю, там хватит».

Сергей в это же самое время: «Мама, я женюсь, и у нас будет ребенок».

Замолчали также одновременно. Возникла затянувшаяся пауза, во время которой Наталка пыталась осмыслить информацию, но у нее ничего не получалось. А поэтому она сварливо стала выговаривать брату и сыну:

– Видно, уж так набрались вчера, что два слова не свяжете! Понятно, раз вас дома не было – ночевали у невесты. Как ее зовут?

Потом, обнаружив в своей руке деньги, спросила Павла:

– За какой платок ты мне даешь деньги?

Но в это время Сергей неожиданно поднялся со своего места и, не выходя из-за стола, отчаянно пытаясь побороть трусливость, произнес:

Наталка начала было с радостных восклицаний, типа «наконец-то, и слава тебе, Господи!», но Серега продолжил:

Источник:

litread.info

Манька-принцесса, Мария Садловская

Манька-принцесса

Аню растила бабушка, и главным сокровищем девочки была старая тряпичная кукла Манька. Но мама, заехавшая навестить дочку где-то между поисками личного счастья, выбросила Маньку, заменив ее на «приличную куклу». Вот только девочку эта замена вовсе не обрадовала…

Другая героиня – Галина, живущая очень трудно, в одиночку воспитывающая сына-инвалида, пожалела замерзающего на улице безнадежного пьяницу, не догадываясь, что отогрела таким образом сразу три сердца…

Все это простые человеческие истории, но каждая из них – по-настоящему живая и трогательная.

Книга «Манька-принцесса» автора Мария Садловская оценена посетителями КнигоГид, и её читательский рейтинг составил 1.00 из 5.

Для бесплатного просмотра предоставляются: аннотация, публикация, отзывы, а также файлы на скачивания.

В нашей онлайн библиотеке произведение Манька-принцесса можно скачать в форматах epub, fb2, pdf, txt, html или читать онлайн.

Работа Мария Садловская «Манька-принцесса» принадлежит к жанру «Современная проза».

Онлайн библиотека КнигоГид непременно порадует читателей текстами иностранных и российских писателей, а также гигантским выбором классических и современных произведений. Все, что Вам необходимо — это найти по аннотации, названию или автору отвечающую Вашим предпочтениям книгу и загрузить ее в удобном формате или прочитать онлайн.

Похожие книги Другие произведения автора Добавить отзыв Уважаемый пользователь!

Администрация сайта призывает своих посетителей приобретать книги только легальным путем.

  • Пользовательское соглашение
© Все права защищены, НКО «KnigoGid»

Согласно правилам сайта, пользователям запрещено размещать произведения, нарушающие авторские права. Портал КнигоГид не инициирует размещение, не определяет получателя, не утверждает и не проверяет все загружаемые произведения из-за отсутствия технической возможности.

Оформить e-mail подписку на рассылку новинок и новостей портала.

Вход на сайт

Авторизация/регистрация через социальные сети в один клик:

Дорогой читатель!

Книжный Гид создавался как бесплатный книжный проект, на котором отсутствуют платные подписки и различные рекламные баннеры.

Мы хотели бы остаться тем проектом, которым Вы нас знаете – с доступными для бесплатного скачивания книгами и отсутствием рекламы. Нам крайне необходима Ваша финансовая помощь для развития проекта.

Пожалуйста, поддержите нас своим посильным пожертвованием!

Источник:

knigogid.ru

Мария Садловская - Манька-принцесса

Мария Садловская "Манька-принцесса"

Героини рассказов - женщины, девушки, девочки. У каждой своя судьба и свой путь к тому, чтобы стать счастливой. Например, для маленькой Ани, которую растила бабушка, главным сокровищем была старая тряпичная кукла Манька. Но мама, заехавшая навестить дочку где-то между поисками личного счастья, выбросила Маньку, заменив ее на «приличную куклу», и это изменило судьбу девочки. А другая героиня – Галина, живущая очень трудно, в одиночку воспитывающая сына-инвалида, пожалела замерзающего на улице безнадежного пьяницу, не догадываясь, что отогрела таким образом сразу три сердца…

Через какое-то время машина остановилась, съехав на обочину. Андрей стал на ступеньку кабины и, заглянув в кузов, пожаловался:

– Федор, дальше не едем, темно. Дальних фар нету, можем столкнуться. Ехать, конечно, немного, но давай пару часиков подремлем, а станет светать – поедем дальше. Если холодно, под брезентом лежат два пустых мешка, можете ими прикрыться.

Андрей с Кондратьичем закрылись в кабине. Лизавета, обхватив себя за плечи, пыталась согреться, а Федор вытаскивал из-под брезента мешки. Посмотрев на дрожащую от холода Лизу, Шальнов расстелил брезент пошире, положил два найденных мешка, сделав что-то наподобие постели, и непререкаемым тоном молвил:

– Иди садись на брезент, а если хочешь, так и ложись. Иначе на своей коробке до утра дуба дашь!

Лиза, выбивая зубами мелкую дробь, беспрекословно села рядом с Федором и машинально приникла к его плечу. Федор, не отстраняя ее, одной рукой прикрыл ноги девушки мешком, второй мешок бросил себе на колени и замолчал. Лизавета, немного согревшись, попросила:

– Расскажи, как там в селе? Как мои – Гриша, Колька, Маруся? А ты? Невеста есть?

– Я, Лизка, женатый человек!

– Уже папаша! Пять месяцев дочке, Любаньке.

– Неужто с Настей поженились? – подивилась Лиза.

– С нею, зазнобой! – легко и с явным удовольствием ответил Федор. – Угомонилась, сидит сейчас с ребенком.

«Еще бы не угомониться, – подумала Лизавета. – Лучшего парня в деревне отхватила!»

Ей живо вспомнилась нашумевшая еще до войны история. Сельская красавица, Настя Куликова, неожиданно сбежала с фининспектором Станиславом Борисовичем, представительным мужчиной, контролирующим последние два года деятельность колхоза. На то время за Настей ухаживал завидный, по сельским меркам, жених Федор Шальнов. Девица принимала его знаки внимания, но мечтала о городской жизни. Фининспектора из области приняла как положенный ей от судьбы подарок.

Куда ее Станислав Борисыч завез, где они находились – так никто и не узнал. Только через две недели Настя Куликова незаметно, огородами, пробралась домой. Добиться от нее какого-либо объяснения было невозможно – несостоявшаяся невеста хранила молчание.

То время, пока Насти не было, Федор ходил сам не свой. Если же кто при нем позволял непотребно отозваться о Куликовой – с пеной у рта ее защищал, вплоть до рукоприкладства. И конечно же, пошел сразу к ней. Неизвестно, какой разговор был между ними, но Шальнов заметно повеселел. Вскоре в колхоз прислали с проверкой другого представителя, и история забылась. Затем Федора вместе с другими проводили на фронт, а Настя осталась его ждать.

Между тем Шальнов продолжал дальше:

– Мы маму схоронили, отец с нами живет. Переживает до сих пор. Немного повеселел, когда Любочка родилась. Назвали ее по бабушке. Моя мама тоже Люба.

– Сочувствую тебе, Федя! – участливо молвила Лиза. – Мне бы самой домой добраться, маму на ноги поставить!

Лизавета положила на плечо Федьки руку, от движения мешок с ее колен сполз, и Федор наклонился, чтобы поправить. Щекой коснулся лица Лизы. А она и замерла: оказывается, это приятно! И представила, что так может быть долго-долго. Вот так, щека к щеке. А чтобы надежнее, второй рукой Федора обняла, решив, что эту ночь она у судьбы сворует за свои мытарства на чужбине. От жизни подарка не дождаться – она запомнила предсказания фрау Мильды. Много это или мало – Лиза не думала. Было темно, тихо. Федор прошептал:

– Погоди! – поднялся и закрыл мешком окошко в кабину.

Потом вернулся к Лизавете.

Когда Андрей заглянул в кузов, Федор и Лиза сидели рядом на брезенте, как два примерных школьника за партой, каждый прикрыв колени своим мешком.

– Ну что, Федор Николаич, едем? Темновато еще, но потихоньку. Вы здесь не замерзли?

– Чего сразу – Николаич? Федор я!

– Ну нет! Ты теперь должностное лицо, поэтому и Николаич.

Антон Кондратьич, высунувшись в другую сторону кабины, поддержал шофера:

– Андрюха прав, Федор! Никакого панибратства! К маковецкому председателю даже в области относятся уважительно. Так что держи марку! За столом, со своими кумовьями, можешь без отчества. И давайте поехали быстрее. А то у меня хоть и одна нога, но затекла, силушки нет!

Через час они были в Маковке. Только начинало светать, еще сохранились сумерки. Подъехали к дому Антон Кондратьича, хата Андрея стояла рядом, и Федор предложил:

– Оставайся, Андрюха, дома. Мы с Лизаветой пешком пройдемся, здесь недалеко.

Шли молча. В деревне начали лаять собаки. Лизавета волокла свою коробку, постоянно ударяясь коленкой об угол. Шальнов видел, что ей тяжело, не помогал намеренно, чтобы не привадить. Первый дом на их пути был Федора. Вот-вот подойдут, а Федька должен успеть сказать очень важную вещь. Не зная, с чего начать, он в конце концов, как из ружья, выпалил:

– Лизавета, ничего не было! Запомни!

Затем медленно, по слогам растянул:

– Ни-че-го не было. Запомнила?

Лиза молчала и следила, чтобы ящик не бился об ноги, будто сейчас это было самым важным делом. Она даже посапывала от усердия, молча продолжая идти. Со стороны можно думать, что Федора Лиза и вовсе не слышала.

Шальнов, стараясь выглядеть правдиво, продолжал:

– Лизка, пойми, я теперь первый человек в селе. Буду ездить на конференции в район, в область. А Настюха моя, упаси бог, как узнает! Разволнуется, молоко пропадет. Она же у меня кормящая. Ну, случилось у нас с тобой. давай забудем, а? Пообещай мне!

Он пытался заглянуть Лизавете в глаза, но ее голова была опущена, а взгляд прикован к коробке. Подошли к дому Федора. Лиза, не останавливаясь, молча шла дальше. Федька вдогонку закончил контрольным выстрелом:

– Тебе все равно никто не поверит!

Лизавета споткнулась: контрольный попал в цель, и безжизненным голосом, глухо молвила:

– Это я, сама. Я виновата!

После паузы, оправдываясь, добавила:

– По дому соскучилась.

Сделав усилие, почти обыденно спросила:

– Федор Николаич, когда выходить на работу?

Официальное обращение «Федор Николаич» Шальнов принял за добрый знак и успокоился. Повеселевший, а потому щедрый, ответил:

– Побудь недельку с матерью. Может, что поможешь.

И, бросив уже на ходу: «Ну, бывай, Лизавета! – направился к своему дому.

Лиза зашла к себе во двор, около сарая зазвенела цепь, раздался хриплый собачий лай.

«Неужели Валет до сих пор жив?!» – мелькнуло в сознании, и Лиза, бросив ящик среди двора, бесстрашно метнулась к собачьей будке, словно к спасительному берегу:

– Валет, это ты?! Узнал меня.

Это был Валет, и он узнал ее. Пес был совсем старым, с впалыми, будто слипшимися боками. Лизавета опустилась на корточки, прижала руками животное к себе, зарывшись лицом в грязную шерсть. И наконец разразилась слезами. Когда рыдания становились слишком громкими, зажимала зубами клок собачьей шерсти, чтобы заглушить. Боялась разбудить родных в доме – пусть поспят. Валет ей вторил, периодически поскуливая и облизывая соленое лицо Лизы.

У нее не было обиды на кого-то или что-то конкретное. Она оплакивала все и вся: окаянную войну, свою неприглядную внешность, старого Валета.

Через какое-то время Лиза успокоилась. Согревшись около собаки, ждала, когда проснутся родные. В конце концов послышался стук отодвигаемого засова на входной двери. Вышел Гриша. Он всегда подымался раньше всех. Когда умер отец, еще до войны, Григорий был за старшего в семье. На войну не взяли – инвалид. Пацаном отдавило руку колесом телеги. И сейчас вышел в пиджаке с пустым рукавом, заправленным в карман.

Лиза, поднявшись на ноги, осипшим голосом прохрипела:

– Гришаня! – Она всегда его так называла.

Григорий удивленно повернул голову в противоположную от Лизаветы сторону, не предполагая, что его могут звать в такую рань.

– Здесь я, Гриша! Это я, Лиза!

Гришка мотнул головой в сторону сарая, увидел сестру и заголосил:

– Мама, подымайтесь! Все – Колька, Маня! Наша Лизка приехала!

Припустился бежать в дом, опомнился, вернулся. Единственной рукой обнял сестру и потянул за собой.

Что было. Крик, слезы, смех! Братья и сестра Маня трогали Лизку руками, гладили по лицу. Мать Анюта впервые за последнее время поднялась, обняла дочь, поцеловала и, отойдя в сторонку, стала тихо читать молитву.

Лизавета раздавала подарки. Старая Анюта, получив узел с крупой и варенье, вдруг расплакалась. Поймав удивленный взгляд Лизы, Григорий объяснил:

– Голодно у нас, Лиза. Кое-как посадили огород. Сажали картофельные очистки. Всю зиму собирали, а все равно мало. Неизвестно, какой урожай будет. А до него еще и дожить надо. Машке с Николаем приходится далеко в поле ходить, чтобы хоть какой травки найти, похлебку сварить. Где ближе – всю подчистили: село-то большое. Лебеды и спорыша давно и в помине нет.

Анюта тем временем совсем преобразилась. У нее даже щеки зарумянились! С довольной улыбкой поспешила успокоить Лизавету:

– Теперь выживем, даст бог! Перловки для затирки на все лето хватит, если экономить. А травы найдем. Надо идти дальше по лесополосе, аж до границы с Журавлихой. Я подымусь, пойду с вами, покажу место. Сколько делов тех! Главное, нам теперь голод не страшен!

Мать прижала узел с крупой к груди и искала глазами место, куда его припрятать. На большом столе, которым семья не пользовалась, к стенке был прислонен образ Божьей Матери, когда-то украшенный теперь уже поблекшими искусственными цветами. Женщина подошла к столу и бережно на вытянутых руках положила крупу рядом с иконой.

А потом они все сели за стол. Анюта достала из печи еще теплый чугунок с кипяченой водой, налила в чашки и щедро выделила каждому по большой ложке варенья. О чем-то вспомнив, Лизка кинулась к своему ящику, порылась там и положила на стол завернутые в тряпочку черные сухари. Фрау Мильда в последний момент сунула их ей в дорогу.

– Сейчас у нас настоящий чай с галетами.

Увидев недоумение на лице Мани, сестра уточнила:

– Галеты – это по-нашему сухари. Ешьте давайте!

Реакции на статью

Комментарии

Майкл Дуглас прокомментировал обвинения в сексуальных домогательствах

«Настенька год выносила родителям мозг»: Светлаков исполнил давнюю мечту дочки на Новый год

Алена Хмельницкая рассказала о реакции дочери на их развод с Тиграном Кеосаяном: "Она была в шоке"

Почему знаменитости отреклись от своих родных

Михаил Державин скончался на 82-м году жизни

«Постыдилась бы, дочка на это все смотрит»: Новое фото Волочковой в купальнике наделало много шума

Насильник Шурыгиной выходит из тюрьмы, узнайте детали

Успеть прочитать: 8 интересных книг, которые будут экранизированы в 2018 году

Бывшая команда Лепса готовит сольное шоу Ольги Бузовой Последние комментарии

  • © 2007–2018. При использовании материалов упоминание сайта «Шоубиз- бессмысленный и беспощадный» обязательно

С вашего аккаунта зарегистрирована подозрительная активность. Для вашей безопасности, мы хотим удостовериться, что это действительно вы

Источник:

supershowbiz.ru

Садловская М. Манька - Принцесса в городе Курск

В представленном интернет каталоге вы сможете найти Садловская М. Манька - Принцесса по доступной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть похожие предложения в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и обзорами товара. Доставка товара производится в любой город России, например: Курск, Ульяновск, Самара.